Когда я вырасту большой... 

(фрагмент из книги)

Мексика

       Если есть где-то рай на земле, то это здесь. Я проспала 13 часов и проснулась от крика попугаев. А за окном – джунгли. Вокруг игуаны, фламинго, попугаи, туканы, цапли, мартышки, черепахи… Совсем тебя не боятся. Людей мало. Они все сосредоточены в барах – ол инклюзив…

      Мы сидели за столиком и заканчивали свой завтрак. От обитателей джунглей нас отделяла лишь тонкая, но прочная капроновая сетка. Напротив островка с нашим кафе на кафельный берег выбрались две птицы, слегка напоминающие наших уток.

   - Наверное, они хотят попросить у нас еды? - заметила дочь.

   - Не похоже. Их кормят здесь. Им просто интересно за нами наблюдать, - я
      задумчиво посмотрела на разглядывающих нас неподалеку птиц. 

   - Смотри, это люди, - сказала одна утка другой. – Их здесь кормят и заботятся о
     них, поэтому они безопасны и неагрессивны. К тому же эти двое -  довольно
     редкий почти исчезнувший вид. На всей планете их осталось совсем немного.

   Живя рядом с людьми, уткам не нужно было заботиться о выживании, еде, холоде. Обычно в душе все страдают от отсутствия этого, но это были необычные утки – их радовало это, ибо они могли придаваться целыми днями своему любимому занятию – наблюдению за людьми.

   - В точно назначенный час, - продолжала утка, - они приходят к своим
      кормушкам, где им дают еду.

   - Что? так совсем неопасны? – недоверчиво спросила вторая утка.

   - Ну… Тебе нечего бояться. Видишь – их вольер огорожен, - утка кивнула на
     тонкую сетку, натянутую по всему периметру нашего кафе…

    С утра море было необыкновенно бирюзовым на фоне надвигающегося фиолетового тропического ливня, яркого, еще не столь жаркого в этот ранний час солнца, окаймленное лентой белого кораллового песка.

     На берегу моря стоял мужчина и кормил чаек, которые подхватывали хлеб прямо на лету.

 

      - Надо нам завтра тоже взять хлеб и  фотоаппарат. Будем кормить чаек, а
         потом, когда их соберется много, ты встанешь в намастэ, и я сфотографирую
         тебя. Вот так.

   Я сложила ладошки на груди, едва коснувшись пальцами подбородка, и умиротворенно закрыла глаза. Когда через пару секунд я открыла глаза, то увидела перед собой внимательно разглядывающую меня зависшую в воздухе прямо передо мной стаю чаек.

   

- Как же мы узнаем, что уже 10 часов утра?

- Сюда, на море, придёт много людей.

- Почему?

- Потому что в 10 утра кафе закрывается и завтрак заканчивается.

      Тучи над морем становились все темнее – неумолимо надвигался тропический шторм.

- Пойдём домой, пока нас не застала гроза.

- А как же другие люди, они не успеют искупаться сегодня?

- Они расскажут своим друзьям, что им не повезло с погодой – весь день шёл ливень и нельзя было купаться…

- Но ведь это не так. Мы видели другое. Говорящие утки, чайки…

- Мы просто пришли сюда в своё время… Если человек что-то делает в своё время, то становится интересен природе, и она начинает его изучать.

    Говорят, что сюда лучше приезжать нашей зимой, когда тут лето. Но мне больше нравится местная зима – сезон дождей. Тропический ливень здесь бывает почти каждый день, но если ты все делаешь в гармонии с природой – ты почти не замечаешь его. Он перестает представлять собой какую-то проблему, с которой нужно бороться, принимать во внимание, под которую нужно перестраивать свои желания, перестает представлять источник ограничений. Он становится лишь частью окружающей природы, как воздух, солнце, море. Нужно лишь перестать с ним бороться, принять его существование, и он перестанет влиять на твою жизнь.

           Плавая, мы весело обсуждали какие-то ничего не значащие темы. И вдруг что-то прикоснулось сзади к моей спине.

- Смотри. На тебя напал крабик.

На поверхности волн, вытянув вперед в боевой готовности клешню, плыл маленький крабик, отчаянно пытаясь бороться со стихией.

Крабики не плавают на поверхности моря. Очевидно, его вымыло штормом из его укрытия. И теперь крабик в своей отчаянной борьбе со стихией пытался найти виновника происходящего с ним. Завидя нас он не бросился удирать, а смело выдвинув клешню начал на нас нападать, словно победа над нами вернула бы ему его дом.

 Пока мы недоуменно смотрели, соображая, что нужно делать – то ли помочь ему, то ли защищаться от него, очередная огромная волна закрутила его вихрем и унесла прочь. Как ни старались мы найти его на берегу  – смелый крабик исчез.

 

Проснувшись рано утром, я почувствовала необычайный творческий подъем. Я побывала довольно во многих местах, но ни в одном месте утро само по себе не начиналось с радости.  Мне приходилось проводить несколько часов в энергетических и физических упражнениях, прежде чем я находила себя и ощущала начало нового дня. Здесь же начало нового дня наступало само, рано утром с восходом солнца и заканчивалось с его заходом – как будто всё так и должно было быть. А может быть оно и везде так? Просто мы просыпаемся не в своё время…

    За завтраком снова посмотреть на нас пришли две уже знакомые утки. Вынырнув из воды, они стали очищать свои перья, ловко изгибая шеи.

- У них нет совсем костей в шеях? Почему?

- Различные особенности физического строения в природе развиваются в результате возникающих потребностей в чём-то. Например, потребность очищать перья у первых уток стала вырабатывать особую гибкость и особенности строения их шеи. Потом эти особенности закрепились в генах и стали передаваться из поколения в поколение. Но как только какая-нибудь утка перестанет выполнять это упражнение, она утратит свою гибкость, её шея постепенно закостенеет. А впоследствии, если это переймёт и её потомство, то это качество заложится в гены – то есть перейдет на уровень души, станет частью ее внутренней природы. Гены – лишь отражение того, что есть в душе.

- А что утки делают?

- Они очищают себя от паразитов. Люди тоже очищают себя от паразитов, когда занимаются йогой.

Сегодня утром в море к нам подплыла стая больших любопытных рыб и начала описывать круги вокруг нас.

- Почему все говорят, что в этом месте никто не водится? Ведь на нас каждый день кто-то приходит или приплывает посмотреть.

- Может быть те, кто это говорят, просто не интересны рыбам и  обитателям джунглей?

    Интерес подводного мира к нам привлёк наше внимание. Нам тоже захотелось разглядеть тех, кто приплывает посмотреть на нас, и мы купили очки для подводного плавания.

Но тут нас неожиданно настигло разочарование. Стая рыб, кружившая вокруг нас, внезапно развернулась и рассыпалась в разные стороны. И перед нашим взором предстало пустынное белое песчаное дно. В этот момент мы перестали быть интересными для обитателей моря – мы стали как все, в подводных очках, ищущие контакта с природой. Видимо природа теряет интерес к человеку в тот момент, когда он начинает растворяться в ней.